Мы проехали 14700 км по Поволжью, Южному Уралу, Алтаю и к востоку от Байкала, на бездорожье пришлось около 1000 км. Июль 2012, одна машина, два человека + кот.

Впечатления


Несмотря на то, что во время поездки я фиксировал основные впечатления с разбивкой по дням, соединять их в 35-дневный дневник — заведомо провальная идея. Попробую сгруппировать их по смыслу, пожертвовав точной последовательностью событий. Фотографии распределились более или менее случайным образом, так что не спрашивайте, почему текст о Самаре иллюстрирует снимок дороги в Красноярском крае:)

Из-за длительности поездки запасенная еда полностью заняла один из двух рундуков, установленных вместо заднего сиденья, а инструменты и запчасти — второй. Я попытался разгрузить салон, переместив редко используемые (как мне казалось перед выездом) вещи на верхний багажник. Тем не менее потребность в любой их них даже один раз в день приводила к тому, что перепаковка барахла в катастрофически маленькое пространство автомобиля занимала неприлично много времени. Особенно мучительно было упихивание громоздких предметов сложной формы так, чтобы при их извлечении не приходилось переворачивать все вверх дном, поэтому очень скоро на крыше остались только самонадувайки, хайджек, сендтраки, лопата, канистра масла, стол и бензопила.

Встали засветло, ура! Можно начинать вечернее возлияние
Встали засветло, ура! Можно начинать вечернее возлияние

Первые дни мы ехали медленно, чтобы второй экипаж мог нас догнать. Вскоре выяснилось, что эти раздолбаи окончательно отвалились, еще раз подтвердив тезис о том, что данные обещания ничего не стоят, пока не реализованы «в железе». Тем не менее, мы не очень переживали, так как во-первых это было предсказуемо, а во-вторых нас не грохнули за пять недель, несмотря на то, что мы ехали одной машиной через три области с наибольшим уровнем преступности в России. С другой стороны, одна машина позволяла не тормозить по утрам, и не ждать, пока все соберутся, поедят, потрендят и т.д. На всякий случай, утро у нас — это часов 10-11.

Предположение о плохом отношении к московским номерам не подтвердилось — контакты скорее приветливые, чем враждебные. А под Иркутском вообще столкнулись с фантастическим явлением — ГАИшник за превышение скорости на 25 км/ч не взял денег! Зато поймал выпавшего на него кота.

Встречи с единомышленниками происходили раз в несколько дней. С несколькими я уже был знаком — ферозоводом Иваном из Кургана, компанией аспирантов Омского универа и джиперами Олегом и Верой из Ухты, с которыми мы прорывались вдоль Мезени за два года до этой поездки. Встреча с ними произошла в Мариинске совершенно случайно — они ехали в Монголию смотреть на пустыню, а мы в Кемерово наедаться блинками. Воистину, мир тесен!

Где-то в Курганской области
Где-то в Курганской области

Все пять недель стояла удушающая жара. По контрасту с температурой воздуха вода в горных реках казалось такой холодной, что вхождение в нее даже по щиколотку вызывало физическую боль. Первые десять дней поиск мест ночевки у воды заканчивался в основном решением не тратить время на бесполезное и ночевкой на краю какого-нибудь пересохшего болота. Хотя попадались и испещренные рыбачьими тропками берега в зарослях облепихи, и переплетения проток, у которых можно cкрыть лагерь от посторонних взглядов.

Поиск ночевки у реки Чулым. Убедившись, что везде уже стоят, начали срезать обратно на дорогу через 800-метровое поле, соблазнившись его ровной поверхностью и невысокой травой. По мере приближения к дороге высота травы увеличилась до полутора метров, и появились плотно расположенные полуметровые кочки. Последние 100 метров прорывались с боем, в машине внутри было как в работающем миксере, а снаружи на это удивленно смотрели суслики. Нашли берег уже после заката, в зарослях крапивоподобного растения неподалеку от очень старого микрокладбища, одиноко стоящего в поле.

Вид с трассы на отрезке Красноярск-Канск
Вид с трассы на отрезке Красноярск-Канск

Видимо, на эти грабли надо наступать хотя бы один раз во время каждой поездки (поиск ночевки в темноте). Хорошо, что мы наступили на них в районе Самары, а не где-нибудь в тайге. Мы катались по темному полю под дождем, рассчитывая нащупать фарами хотя бы небольшую рощу, которую не видно с дороги. Дождик превратился в грозу именно тогда, когда мы окончательно застряли в пяти метрах от геодезической вышки. Вышка была единственным высоким объектом на много километров вокруг, и нам казалось, что эпицентр грозы приходится точно на нее. Когда я уже был готов рискнуть и соединить машину с основанием вышки лебедочным тросом, обнаружилась поломка задней лебедки. В конце концов машину вытащили путем подъема хайджеком за колесный диск и подкладыванием запаски под колесо с последующим разгоном по нему сходу. Попытка найти бревна или хотя бы дойти до леса привела к тому, что я уперся в нечто, напоминающее колючую проволоку. Ближайшее рассмотрение показало, что это поваленная линия ЛЭП с кучей запутанных проводов. При ударе молнии где-то рядом кот вцепился в человека с силой, которой от него сложно было ожидать. На следующий день во время ожидания парома я решил разобраться с лебедкой, но обнаружил, что она загадочным образом самовосстановилась. Не иначе высшая сила защищала дураков от зацепки троса за геодезический знак в грозу.

Наш экипаж, развращенный поездками на малонаселенный север, оказался неподготовлен к обжитости и плотности инфраструктуры на юго-востоке. По мере удаления от Москвы машин и деревень меньше не становилось, дикое место для ночевки найти было сложно, изобретательные гаишники прятались в кустах, а по трассе плотным строем медленно тащились арбузовозы из Дагестана.

Иркутск Industrial
Иркутск Industrial

Первой точкой на Байкале было кладбище кораблей в районе Николы и судоверфь в Листвянке. Первое не нашли из-за неточной входной информации (по видимому, оно на другом берегу Ангары), а от второй остался лишь железный остов и действующая стройка вокруг. Сама Листвянка и прилегающий к ней берег Байкала, куда можно проехать, оказались окультуренным курортом с пляжами, гостиницами, ресторанами, толпами туристов и характерными для путевочных мест жирными тетками, целыми днями валяющимися у берега вместе с дебильными дочерями и покидающими лежбище только для покупки пива. Причем в такой концентрации, что кажется, что попал в Анталию. После Иркутска ехали уже в темноте и не заметили ни одного мотеля. Вместо них — одни понтовые гостиницы для курортных отдыхающих. В Байкальске в час ночи была длиннющая очередь в столовой, вокруг какие-то дискотеки, гопники на остановках и т.д. Даже в шести километрах от города по трассе ходят толпами праздношатающиеся бухие люди. Диких съездов на берег не обнаружили — везде чьи-то частные территории или турбазы. Зато звездное небо предельно отчетливое.

Обустроенная дорога к городу Саянск
Обустроенная дорога к городу Саянск

На восточном берегу Байкала ситуация заметно лучше, тем не менее в местах, куда можно подъехать на машине, палатки стоят буквально друг на друге. Так как доступного с земли берега мало, а желающих приобщиться к красотам Байкала — много, поиск дикой ночевки превращается в нетривиальную задачу. Берег Байкала на участке Гремячий — Усть-Баргузин довольно замусоренный и не обделенный человеческим вниманием, дорога идет рядом. Идея уехать от цивилизации провалилась — Баргузинский залив напрочь окультурен — протоптанные дорожки, мусор, кострища, следы машин. Не удалось найти место, где не было бы людей и сопутствующих им собак, так что, опасаясь за кота, ночевали, разложив спальные места в машине на туристической стоянке в дюнах на берегу. Пытались найти дикое место, разъезжая по трелевкам и зимникам, но все время выезжали обратно на наезженные лесные дороги.

Дорога на Святой Нос, там куда можно добраться не по воде, такая же, как и Баргузинский берег — турист на туристе сидит. Для них даже построена точка раздачи пива и копченой рыбы:). Поворот после косы на запад приводит к сгоревшей турбазе, которая населена то ли рыбаками, то ли бомжами. Поворот на восток выводит на дорогу с эпизодическими съездами к воде, заставленными палатками с через каждые пять метров. После Курбулика дорога становится труднопроходимой. Ломясь по ней через буераки и 30-градусные подъемы, мы размышляли, не навестят ли нас ночью местные искатели контактов, которые видели, как мы проехали по прибрежным камням в их деревне. Каково же было наше удивление, когда мы выехали на завершающий 300-метровый участок мыса Покойники и увидели там три десятка палаток и стоящие рядом джипы. Но между ними хотя бы были достаточные просветы, чтобы воткнуться самим. Бивуачники дружелюбные, многие как и мы — с котами. Само место весьма красивое, хотя и не такое, как мы искали. В общем, если вы хотите найти дикое место на Байкале, то вам нужна лодка. Или вертолет.

Полуостров Святой нос, вид с мыса Покойники
Полуостров Святой нос, вид с мыса Покойники

Дорога обратно из бухты Окуневая идет через горы, по ней все уезжают, так как не хотят снова ехать по полосе препятствий, по которой приехали. Выходит обратно она аккурат перед самым сложным препятствием — спуском к деревне Курбулик. Покатались по горам полуострова, впервые удалось найти грибы. На косе, соединяющей Святой Нос с берегом, концентрация туристов увеличивается по мере удаления от въездного КПП. Первые 10км вполне свободно, примерно пара бивуаков на километр. А в конце уже стоят друг у друга на головах. Выбравшись с косы и вернувшись к устью Баргузина, поехали обратно через город Баргузин по наираздолбаннейшей дороге, усеянной облаками бабочек с плотностью около ста особей на кубический метр. После купания в Байкале сил уже не было, и после того, как дорогу перебежал тот самый баргузин, остановились на берегу одноименной реки, не доехав до одноименного города.

Заброшенный поездоотстойник около д. Троицкое
Заброшенный поездоотстойник около д. Троицкое

Паром в селе Рейд сэкономил нам 200 км пути. За два часа не нашли ни одного удаленного от жилья места на южном берегу Селенги, зато нашли полузаброшенное депо. Когда уже потеряли надежду, нам повезло обнаружить изолированную низину в излучине двух проток. Мужик из Иркутска на пароме поведал, что на Байкале отуристовано все, куда можно добраться по земле, поэтому решили дальше не искать приключений в этом районе и отправились на Алтай. В следующий раз в Забайкалье будем прорываться от Улюнхана в Новый Уоян, предварительная разведка сделана (но очень уж далеко добираться).

д. Итанца, берег Селенги
д. Итанца, берег Селенги

Оторваться от цивилизации удалось к юго-западу от Телецкого озера. Однако путь туда был тяжел: весь день стояла одуряющая жара а дороги изобиловали пылевыми засадами. Вдоль дороги после Кемерово — ни рек, ни даже платного душа — одни поля, шахты и заводы. В итоге остановились в очень приятном мотеле «Золотая кружка», на балконе которого так классно пить пиво с омулем.

Река Бия — очень быстрая и настолько холодная, что даже не удалось влезть в нее целиком, несмотря на адскую жару. Север озера Телецкое — очередная туристическая ловушка с кучей платных сервисов, домами в аренду, турбазами и скооперировавшимися барыгами, предлагающими водные прогулки за грабительскую цену. Ходивший в советское время экскурсионный теплоход превращен в кафе. Встать негде абсолютно. Уехав в горы на юг вдоль Иогачки по лесовозным дорогам, мы нашли замечательную таежную поляну у ручья на высоте 900 м. На ней даже присутствовала дикорастущая красная смородина. В процессе покатушек по трелевкам, тропам и остаткам лесовозных дорог встретили кабана и стадо совершенно непуганых куропаток, прохаживающихся у машины. Однако сложность обработки не оправдывает легкости поимки этого стада:). За 120 км вкусили полный комплект бездорожья, а возвращаясь последние 30 км по каменистой дороге, чуть не вытрясли всю душу. Камни всех калибров приводят как к высокоамплитудной тряске (все летает по салону, включая кота), так и к низкоамплитудной (зубы стучат, железо трескается, болты выворачиваются), а вокруг пылища как в аду, недаром местный сказал, что туда эта дорога и ведет! На привалах буквально вываливались из машины и падали на каменистые берега ручьев не в силах пошевелиться. Вернувшись к людям на следующий день, решили все-таки раскошелиться на 1600 рублей за два места в катере и съездить на водопад Корбу. Там толпа народу такая, что его даже толком сфотографировать нельзя, построены подмостки и кафе, вход платный.

Ночевка в верховьях Иогачки (слева), степной пепелац около д. Пивовариха (справа)
Ночевка в верховьях Иогачки (слева), степной пепелац около д. Пивовариха (справа)

Проезд в Улаган с севера решили дальше не искать из-за нехватки времени, топлива и ресурсов. Теоретически эта задача выполнима, но в качестве основной цели экспедиции. Так как те два дня, что мы вязли в верховых болотах к западу от Телецкого озера, мы были окружены только деревьями, в мозгу встряло навязчивое желание все-таки увидеть заснеженные вершины. Поехали в объезд (по Чуйскому тракту) в горную часть Алтая и сэкономили время, сделав вечером на бивуаке у Бии мелкий ремонт. Однако ночью кот ушел в параллельную реальность, и выигрыш во времени скомпенсировался его поисками. За последующий день мы прочесали близлежащий лес и испробовали все мыслимые аттрактанты возвращения. Через 40 часов решили, что отныне Шварц становится таежным котом. Однако, через несколько километров, когда выезжали на дорогу, наткнулись на турбазу, где нам поведали, что две ночи подряд постояльцам не давали спать вопли дерущихся котов. Учитывая эту информацию, собрались остаться еще на сутки на турбазе и через пару часов увидели знакомый черный хвост, свисающий с сосны на высоте двадцати метров. Накануне я был достаточно пьян, чтобы не узнать магически изменившийся берег реки в пяти метрах от костра (вплоть до того, что за пару часов на нем выросли деревья), поэтому залезание на сосну с похмелья в 30-градусную жару с последующим отдиранием упирающегося кота от обоссанных им же веток на высоте пятиэтажки было довольно неприятным испытанием. После этой истории купили десятиметровый поводок-катушку и на ночь пристегивали его к палатке. Что не помешало ему пару раз явиться в палатку уже БЕЗ поводка:). В процессе поисков у меня из-под ног взлетело три огромных филина. Наверное, такому бомбардировщику по силам унести мелкого кота. К вечеру апатия из-за жары и вчерашнего алкоголя превысила некий условный уровень, в результате чего случился первый за поездку вечер без пива, тем более что было чем заняться — ощипывали кота от смолы, которую он собрал за время отсидки на дереве.

Чуйский тракт, отрезок Иня - Усть-Сёма
Чуйский тракт, отрезок Иня — Усть-Сёма

Берег Катуни от Горно-Алтайска до Усть-Семы предельно благоустроен: кафе, бани, турбазы в такой концентрации, что «просто берега» уже не осталось. Заночевали где-то в стороне от реки на горном пастбище, въехав на склон по бездорожью. Во всей местности вдоль Катуни и Бии по горам и долинам свободно пасутся сельскохозяйственные животные, в том числе особенно любимые мной козлы и свиньи. Для меня всегда было загадкой, как плотный козлоковер, пестреющий разнообразием окрасов, держится на 45-градусном уклоне и даже перемещается по нему, обтекая самые выпуклые валуны.

Днем заехали на пару десятков километров за Акташ, чтобы посмотреть на горы. Красота обалденная, особенно для непривычных к такому зрелищу жителей равнин. Конечной точкой выбрали обозначенный на карте вид на вершину, вштырили и повернули обратно, так как начал умирать бензонасос от УАЗа. Он стоит в десять раз дешевле родного, а живет раз в 50 меньше. Этот продержался три месяца, подтвердив тезис, что почти любая отечественная деталь понижает надежность японского автомобиля до уровня российского, так как именно «в этом слабом месте и рвется». Взаимоменять его с насосом перекачки топлива из дополнительного бака очень не хотелось, поэтому ехали, охлаждая его водой из опрыскивателя для кота. Понижение температуры на пару градусов вернуло его в условно живое состояние уже до Москвы.

Вид на Курайский хребет с дороги Акташ - Усть-Улаган
Вид на Курайский хребет с дороги Акташ — Усть-Улаган

Ландшафт вдоль дороги Иня-Акташ втыкает в мозг своей величественностью. Наша ознакомительная поездка по дорогам Алтая и в непосредственной близи от них предполагает, что в будущем мы подготовимся и приедем сюда, чтобы покататься ВНЕ дорог. Найденная стоянка у реки — обособленная микрополяна на краю обрыва, с трех сторон окруженная лесом — поражала своей топологической безупречностью. А в предыдущий день жарить грибы под проливным дождем страшно не хотелось, и мы проявили свою развращенность доступным туристическим сервисом — сняли за штукарь домик на турбазе.

С утра начали раздаваться стоны и хрипы, характерные для умирающего подшипника качения. Увеличив драматизм момента, параллельным курсом на бреющем полете прошел орел, неся в когтях что-то вроде курицы. Мы дергались, прислушивались, ехали медленно, прикидывали как и в какой город будем заказывать доставку редких деталей. Через пару часов выяснилось, что это бренчали крючки тента верхнего багажника, совершая столь варварскую аудиоподделку.

Одной из целей поездки был поиск и посещение заброшенных объектов, предварительно разведанных через Интернет. Больше половины запланированных объектов удалось найти, несмотря на противоречивые вводные данные. Самый удаленный, большой и брутальный — брошенный апатитовый завод в степи-пустыне к югу от Улан-Удэ. Пустыня холмистая, пыльная и создана, по-видимому, деятельностью этого завода. От самого завода осталось огромное количество обломков, обильно усеянных засохшим верблюжьим дерьмом. Стоило только открыть дверь и шагнуть в пыль по щиколотку, Шварц упал в нее спиной вперед и начал самозабвенно валяться, лишая себя отличительных признаков (цвета и формы). Кроме редких колючек, саранчи и перекати-поля, живых организмов вокруг нет. Исключительно своеобразное и красивое место.

Кот Шварц и автомобиль на фоне сопки Шаманская, пустыня Тапхар
Кот Шварц и автомобиль на фоне сопки Шаманская, пустыня Тапхар

В Самом Улан-Удэ есть множество плакатов «Русский и бурят — братья навек!», стотонная голова Ленина, один суши-бар, множество автосервисов с криворукими слесарями и ни следа хорошего пива. Зато железнодорожники переругиваются между собой через пятикиловаттный матюгальник.

Около трассы в районе Ольгино находится заброшенный пост ДПС. Был бы хорошим объектом, если бы каждый второй проезжающий мимо водитель не считал своим долгом там насрать. А так удалось снять только общие планы.

Пост-пикет в д. Ольгино, Краснояркий край
Пост-пикет в д. Ольгино, Краснояркий край

Заброшенный аэродром в Канске и разрушенную вертолетную часть нашли уже в темноте. Так как посмотреть было на что, задержались до светлого времени суток в отеле «Юг», где кот ночью прыгал на занавеску и с грохотом падал обратно. А вот биофабрика в Новокуйбышевске оказалась несколькими корпусами, плавно переходящими в гаражный кооператив, внутри помойка. Зато два завода — Масленникова в Самаре и ткацкая фабрика в Екатериновке, хотя и разрушены, представляют несомненный интерес для любителей пост-апокалиптических руин. На заводе Масленникова удалось найти полностью сохранившийся деревянный набор крыла планера. В Екатериновке завод встретил нас двумя десятками коз, прыгающих по лестницам и перекрытиям заброшенных корпусов.

Оборудование гражданской обороны на месте авиационного завода им. Масленникова, Самара (справа); ледяной крест в Кунгурской пещере (слева, если вы не поняли:) )
Оборудование гражданской обороны на месте авиационного завода им. Масленникова, Самара (справа); ледяной крест в Кунгурской пещере (слева, если вы не поняли:) )

На Самарском пивзаводе кран торчит чуть ли не из стены, и из него льется пиво по цене 44 рубля за литр. Как позже выяснилось в Жигулевских горах, где мы ночевали, это пиво имеет ярко-выраженный вкус детства, и вообще очень хорошее. Особенно по сравнению с разливным пивом в Перми, которое стоило в призаводском ресторане в пять раз дороже. Местное разливное пиво мы старались пробовать в каждом городе, где есть пивзавод. По результатам этого сравнительного исследования Самарское идет с большим отрывом. Закупив Жигулевского пива, переплыли через Волгу в заповедник на последнем пароме. По информации от местного, выбраться оттуда по земле можно только через ужасный зимник Рождествено-Солонец, где намертво вязнут даже квадрики. В реальности же этот 40-километровый маршрут оказался вполне проходим для внедорожника, если переть через горы вдоль газопровода и попасть в деревню Аскулы, где из двух десятков домов — только два жилые.

Как правило мы предпочитаем абандоны, к которым можно подъехать непосредственно на машине, чтобы не оставлять машину и кота на длительное время, но для талькового карьера «Старая Линза» в Шабрах мы сделали исключение. Исключение оправдалось — внутри очень красиво, на стене водопад, на дне брошенные механизмы и будка смотрителя за насосом, который откачивает наверх поступающую с водопадом воду. Персонал завода не препятствует проникновению в карьер любопытных искателей красивых видов, а сторож даже посетовал, что лестницы гнилые, и рано или поздно с них кто-нибудь навернется.

Деревня «Разъезд 36» оказалась заброшенной на 90%. Выбираясь с ночевки на трассу мимо этого умирающего островка цивилизации, испытали увлекательный балет в абсолютно скользкой пятикилометровой глинистой ванне, в которую превратился проселок в результате ночной грозы. Несмотря на ливень и удары молнии рядом с лагерем, Шварц предпочел мокнуть снаружи, но не идти к нам в палатку. Кошачья душа — потемки…

Стихийный железнодорождный переезд в районе урочища Разъезд-36
Стихийный железнодорождный переезд в районе урочища Разъезд-36

В какой-то момент сдохла симка в телефоне. Контакт с представителями МТС в Челябинске выявил, что эта компания (впрочем, как и остальные мобильные операторы) работает через обычную общероссийскую жопу, и заменить симку можно только в Москве. Также поразила найденная на Викимапии единственная заброшка в Челябинске. Она оказалась десятью квадратными метрами человеческого дерьма на том месте, где раньше был фонтан.

Из множества обозначенных на карте озер на отрезке Волга — Урал, большинство оказалось дотракийскими. То есть, по форме рельефа это озеро, но вместо воды в нем высоченная трава. Пытались два часа найти ночевку у воды, чтобы охладить пиво Курганского пивзавода, которое на поверку оказалось далеко не таким вкусным, как Самарское. Безуспешно — даже там, где была вода, она была соленой и сопровождалась закамышенным берегом и вонью дохлой рыбы. Кусок трассы после Гагарино в сторону Омска — примерно как увеличенная в 5-10 раз поверхность упаковки для яиц, только из асфальта. Объехать десяток километров напрямую по полю оказалось быстрее, заодно и на косулю посмотрели.

В «мордовско-всероссийской столовой» Умет из 50-ти домов 45 приходится на закусочные, преимущественно с женскими именами. Вереницу завершало характерное красно-желтое лого с названием «Морддональдс». Кроме пива, мы различали города по качеству и разнообразию блинов. Хорошие блинки были обнаружены в Перми, Новосибирске и Кемерово. Приемлемые — в Тюмени. В Красноярске и Иркутске пришлось довольствоваться суррогатами. В нескольких городах «Дороги России ТОПО» приводили нас в блинные (поиск по ключевому слову БЛИН), не существующие на местности. В Иркутске решили переночевать по-человечески и заодно посетить «лучший пивной ресторан в городе». Ресторан BeerHouse оказался почти на баварском уровне. Только цены раза в три выше, чем в Баварии.

Долго не могли понять смысл часто попадающихся в Прибайкалье надписей «Позная», и даже какая это часть речи:). Короткий ресеарч показал, что это место, где едят ПОЗЫ — местный эквивалент хинкалей, только с дырочкой сверху. В Бурятии их аналог назывался БУУЗЫ. Мыши на Кузбассе особо крупные и нажористые! Иногда количество убитых Шварцем грызунов, трупики которых утром валялись вокруг палатки, достигало пяти. Судя по запаху, одна из притыренных котом дохлых мышей застряла где-то в ходовой части.

Где-то в Пензенской области
Где-то в Пензенской области

Пенза занимает первое место по отсутствию каких-либо отличительных признаков. Прокатавшись по тому, что географически должно было быть центром города, мы не нашли совершенно ничего, кроме обычных домов, магазинов и промышленных объектов. Даже набережной. А в Екатеринбург попали на день ВДВ. Центр города напоминал ночной парад победы на меринах и бэхах, отбитых как трофеи у противоборствующих группировок 90-х.

Я думал, что хуже, чем в Москве в разгар летнего дня, пробок не бывает. Теперь я знаю, что Новосибирские пробки бьют все рекорды по медленности, запыленности, зашумленности и вонючести. Зато в этом городе очень вкусные блины в ларьках «Сибирские блины». Имея в виду завтрашнюю встречу с людьми в Омске, три часа искали ночью гостиницу. Вариант отъехать от города на 50км и поставить палатку, а наутро ехать ОБРАТНО, не рассматривался. Когда отчаивались найти в городе, выезжали на трассу, и наоборот. Три не работали, в двух не было душа, в две был закрыт доступ коту. На следующий день, воодушевленные фотосессией с бензопилой «у Степаныча», вспомнили детство и натырили кукурузы с колхозного поля.

Вечерняя радиалка к оз. Карачи, примерно на полпути между Омском и Новосибирском
Вечерняя радиалка к оз. Карачи, примерно на полпути между Омском и Новосибирском

Пермский край порадовал нас пещерами и христианской процессией с медицинским уклоном (около въезда в расположенную в лесу психиатрическую клинику мимо нас продефилировало что-то вроде крёстного хода, состоящего из разношерстного люда с хоругвями, сопровождаемого полицейской машиной). Кунгурские пещеры — редкий случай, когда окультуривание идет на пользу. Бродя по пещере дикарем с фонариком, мы бы ничего не увидели, так что по 500 рублей с носа за экскурсию по специально проложенной дорожке через электрифицированную пещеру (без экскурсии, впрочем, все равно не войдешь) были потрачены не зря. «Блин-сити» в Перми идет наравне с Новосибирском:). Несмотря на отсутствие реки, ночевка в Пермском крае была символом умиротворенности — абсолютные штиль и тишина, красивый закат, огромное поле.

На берегу Иртыша напротив Чернолучья вместо того, чтобы ехать дальше, мы полдня искали подлую черную жопу, которая тем временем наблюдала за нами откуда-то из кустов. Затем настал трындец подшипникам задних полуосей. Зная, что подшипники не вечные, я взял один запасной комплект из подшипника, фиксатора и сальников, но я совершенно не предполагал, что без видимой причины типа выворачивания пня задним мостом одновременно начнут разваливаться ОБА подшипника. Так как фиксатор найти нереально, заказал его из Москвы авиадоставкой. Магазин «Автодеталь» отправил автодетали в Красноярск, а менеджер просто сказал по телефону «когда вернетесь, зайдите к нам, заплатите деньги». Вот как надо работать! Пока запчасти летели самолетом, мы двигались своим ходом, и воссоединившись с ними в Красноярске, заменили за символическую цену в придорожном автосервисе. Вообще, цены на сервис поражают — по Московским меркам они колеблются между «бесплатно» и «символически». Ребята с сервиса в Мариинске подарили два рессорных листа, которые были впоследствии подогнаны «по месту»; на сервисе в Усть-Баргузине подарили еще один. Вознаградил первых Байкальским омулем на обратном пути, а вторых — заказом работы по замене подаренного листа:)

В самом Красноярске автосервис не нашли — везде все занято. При поиске ночевки уперлись в закрытый город — ни объехать, ни проехать насквозь. Весь берег Енисея до Железногорска (бывший Красноярск-26) — отстойники речного пароходства либо частные владения. Встали в сосняке на горе над Железногорском — всего десяти километрах от него, а никаких признаков людей — ни мусора, ни шума города, только выстрелы вдалеке.

Просеки для ЛЭП удобны для поиска ночлега. Самые большие опоры встречены между Иркутском и Красноярском:)
Просеки для ЛЭП удобны для поиска ночлега. Самые большие опоры встречены между Иркутском и Красноярском:)

Дороги к северу от Улан-Удэ ужасные — воронки как после войны. Впрочем и на трассе были сюрпризы. Страшный по ощущениям удар о колдобину во время обгона на отрезке Кемерово-Красноярск прошел без последствий, видимых сразу. Хотя по звуку казалось, что машина летит дальше уже без мостов. Значительные куски трассы на перегоне Красноярск-Иркутск не асфальтированы, ехали в перманентном облаке пыли. Отдельные участки дороги Улан-Удэ — Иркилик — это плотнейший туман и ОКЕАНЫ грязи.

«Заброшенный аэродром» в Кабанске представляет собой просто кусок поля без каких-либо объектов. На выезде оттуда я прозевал яму, в результате чего сломал коренной лист рессоры. Дотянули 100 км до Улан-Удэ и решили проблему там. Видимо, лист треснул еще на той убийственной колдобине. Через сутки после ремонта склеенная соплями рессора снова лопнула. Но теперь я уже лучше знаю, как ее ремонтировать и в чем были ошибки:). Во всем Баргузинском районе не было света, соответственно не было и сварки, необходимой для повторного ремонта. Тем не менее, мы нашли генератор, сварку и людей, которые соединили родные уши с донорским коренным листом. Этот сэндвич прошел уже 10 тысяч км, в том числе по бездорожью.

После мойки моторного отсека заработала молчавшая три года сигнализация:). Остальная информация (координаты, треки, расходы и т.д.) находится в конце страницы.

Маршрут

Туда (15 дней): Москва — Рязань — Пенза — Самара — Уфа — Челябинск — Курган — Ишим — Омск — Новосибирск — Кемерово — Мариинск — Красноярск — Канск — Саянск — Иркутск (+начало Ангары) — Улан-Удэ — Усть-Баргузин — п-ов Святой Нос — Баргузин

Обратно (20 дней): Баргузин — Иркилик — Байкальск — Иркутск — Красноярск — Кемерово — Новокузнецк — Турочак — оз. Телецкое — Горноалтайск — Иня — Акташ (+горы) — Новоалтайск — Новосибирск — Омск — Ишим — Тюмень — Екатеринбург — Пермь — Казань — Нижний Новгород — Москва

Маршрут на карте
Маршрут на карте

Треки можно скачать отсюда: клик (формат GPX, один трек = один день).
Использованное оборудование: список тут.

Координаты ночевок

Потенциальные ночевки включены. Турбазы и мотели не включены. Название — ближайший топографический объект.

  • Веденяпино, Пензенская обл. (опушка) N 53°46'47" E 43°24'32"
  • Жигули 1, Самарская обл. (лес, оборудованная) N 53°16'05" E 49°44'41"
  • Жигули 2, Самарская обл. N 53°16'31" E 49°42'32"
  • Жигули 3, Самарская обл. N 53°16'59" E 49°34'53"
  • Жигули 4, Самарская обл. N 53°17'20" E 49°37'50"
  • Искра, Башкирия N 54°49'01" E 56°36'24"
  • оз. Алакуль, Курганская обл. (у озера) N 55°17'10" E 62°25'51"
  • Карькова, Тюменская обл. N 55°48'32" E 68°39'35"
  • р. Иртыш, Китайлы, Омcкая обл. (у реки) N 55°14'02" E 73°01'31"
  • Минино, Новосибирская обл. N 55°12'10" E 76°23'06"
  • Широкий Яр, Новосибирская обл. N 55°25'55" E 83°43'01"
  • Бороковка, Кемеровская обл. N 56°08'11" E 88°41'12"
  • Железногорск, Красноярский край (опушка) N 56°08'55" E 93°29'03"
  • Азей, Иркутсткая обл. N 54°30'12" E100°43'54"
  • оз. Байкал, Максимиха, Бурятия (берег, оборудованная) N 53°18'04" E108°49'10"
  • оз. Байкал, Усть-Баргузин, Бурятия (туристический берег) N 53°22'29" E108°58'30"
  • оз. Байкал, Святой Нос, Бурятия (берег, 1 км N от Курбулика) N 53°42'47" E109°02'28"
  • р. Баргузин, Бурятия (сосновая роща у реки) N 53°27'46" E109°13'32"
  • р. Селенга, Бурятия (у реки) N 52°05'09" E106°59'20"
  • Облепиха, Иркутская обл. N 55°38'43" E 98°29'06"
  • р. Чулым, Красноярский край (поле, ручей 200м S) N 56°14'49" E 90°07'56"
  • р. Кочеш, Алтай) (таежная заимка) N 51°31'28" E 87°22'19"
  • р. Пыжа, Алтай) (у ручья и тропы, над обрывом) N 51°29'02" E 87°19'58"
  • р. Бия, Тондошка, Алтай (у реки) N 52°05'22" E 87°05'18"
  • р. Бия, Кебезень 1, Алтай (у реки) N 51°57'13" E 87°03'16"
  • р. Бия, Кебезень 2, Алтай (у реки) N 51°57'20" E 87°03'20"
  • р. Мыюта, Алтай (на склоне) N 51°26'22" E 85°40'31"
  • р. Тальменка, Новосибирская обл.(у реки, над обрывом) N 53°54'17" E 83°30'22"
  • Толобово, Тюменская обл. N 56°13'27" E 69°04'33"
  • Егоршата, Пермский край (поле) N 57°58'08" E 55°06'50"


Расходы, тыс. руб.

бензин, масло, антифриз43
еда, питье, хозтовары, котохрень21
алкоголь6
мотели, стоянки, душ, переправы, экскурсии14
ремонт, запчасти, доставка запчастей14

Итого 96 тыр. прямых расходов за пять недель на двоих. Не учтены косвенные расходы, связанные с износом машины и ее подготовкой, а также цена запчастей, запасенных заранее.



На сайте автора:
    Собирательный фотоотчет об этой поездке
  Фотографические и текстовые отчеты об экспедициях
  О машине для экспедиций

8 комментариев

sergberin
Как я люблю ваши отчеты! Всегда много конструктива по делу!
PhylToukach
Спасибо за оценку:) Постараюсь выкладывать почаще.
ProhorNiva
у вас получилось долго путешествие, у меня вот летом была идея сгонять на Алтай за 2 недели, но видимо это нереально уложить в такой срок, чтобы понять место, что скажите? все время уйдет на доездинг-отъездинг?
PhylToukach
мы особо не торопились. Если гнать из точки А в точку Б и ночевать в мотелях, до Алтая доедете за 4-5 дней. Столько же обратно. Остается 5 дней на само место — маловато, с учетом 9-ти дней на доездинг-отъездинг. Плюс нужен запас хотя бы день на непредвиденные обстоятельства типа поломок или огромной пробки на трассе.
ProhorNiva
спасибон за инфу, вы правы, будем искать время.
эх какие же там виды!
ls78
Что нужно человеку? Полный бак да хороший попутчик :) Все сошлось! Классно!
djeepkz
Вот чего-чего, а с котами мы еще не путешествовали))) Спасибо за интересный рассказ. Даже не знаю, как нужно было вести путевой дневник, чтобы уложить все эмоции 35 дней и ничего не забыть))
PhylToukach
Да я наверняка что-то забыл:). С другой стороны, эта поездка была почти без рубилова, оставалось время и силы написать вечером пару строк.
А когда на Урал ездили, вообще целые дни выпадали из памяти…

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: