• Место на карте
Отчет участника внедорожного проекта RED Off-road Expedition: ПУСТЫНИ МИРА. КАЗАХСТАН Катерины Киселевой.
Фото Павла Пузырева
Поездка состоялась в конце декабря 2016 года

Казахстан? В пустыню? Зимой? На УАЗе?
Конечно буду! (-:

Предполагалась спортивно-туристическая экспедиция с тренировкой организации жизнедеятельности в условиях низких температур и сильных ветров; спортивное прохождение незакрепленных песков', что означало снежные метели в песках, гонки по солончакам, воду замерзающую на глазах, выживание в ледяной пустыне ночью, отмерзающие при сборе лагеря руки и прочие мотивирующие вещи. А также — съемка документального фильма, чтобы разделить все эти радости с теми, у кого нет УАЗа, и кто, следовательно, в экспедицию не попал (-:
Попробовать было невозможно интересно (-:
В итоге путешествие оказалось отлично организованным, а значит абсолютно безопасным и невероятно комфортным (-: Невероятно — для зимнего спортивного выезда!


Но, обо всем по порядку.
Экспедиция стартовала за 10 дней до нового года, в составе двух экипажей, вышедших с Челябинска (Шаталов Евгений и Долин Сергей), и еще одного — с Уфы (Тулупов Алексей). В самую кошмарную погоду, которую только можно представить — 30С беспощадных градусов мороза, обледенелая дорога, лютая пурга в первую же ночь и, следовательно, никакая видимость.


Тем не менее, бодро доехали до Илека, где планировалось переходить границу с Казахстаном. Миграционные карточки удалось правильно заполнить только с третьей попытки. От одного из участников экспедиции, например, потребовали переписать уже правильно заполненную карточку — красивым почерком (-:
Далее были Уральск, Атырау и шикарная дорога до Бейнеу, где мы заночевали в ожидании третьего участника — Алексея Тулупова. Время в Бейнеу коротали за осмотром городка, на машине, и кстати, без документов на нее :-)) Были остановлены местным ГИБДД и — сейчас сломается ваш стереотип о казахских гаишниках — с миром и не пострадавшей наличностью отпущены. Потом Долин Сергей поменял на базаре сумку с документами и деньгами на пару местных тюбетеек. Шутка. Сумка нашлась на прилавке, никем не замеченная, Сергей немного взбодрился, в рации уже требовали срочного возвращения в гостиницу.


Дорога через степи не везде безопасна, попадались участки голеледа. Но степь завораживает. Говорят, не за что зацепиться глазу, но в этой однообразности своя медитативная красота. Огромное небо, миллион оттенков розового, серого, и даже белого, сносящие голову закаты.


Мы добрались до Шетпе и ушли в пески Саускан, где была первая холодная ночевка. Я люблю песок, он гладок и нежен, как шелк, он пахнет солнцем, на нем можно следить безнаказанно, ветер все сотрет за час. Но не в этот раз. Под тонким слоем мягкого песочка скрывался толстый слой ледяного безобразия — вероятно, перед самыми морозами прошел дождь, и слой песка просто схватился застывшей водой. Такая структура поверхности давала взлететь на бархан, но перед самой вершиной лед проламывался и машина зарывалась. После некоторого количества попыток штурма (и поправленной техники) барханы были взяты, в ближайшей котловине было решено ставить лагерь. К нам приехали гости из соседней деревни — с легкостью взлетев на хантере на дюны. Ну как, гости. Это мы были гости. Было подозрение что они будут кататься тут всю ночь, показывая, кто тут хозяин. Но они поговорили с нашим главным, исчезли, позже вернулись с подарком — верблюжьим кумысом — шубат, и оставили нас в покое.


На улице был не май. Был вполне себе декабрь, с минусовой температурой. Началось выживание в суровой среде зимней казахской пустыни ((-: ну то есть как, выживание. Наибольшой сложностью стала установка палатки — без подходящего опыта было не так просто вбить колышки палатки в тот самый песочный лед. Или ледяной песок? Рубили песок топором (-:


А потом был офигенный ужин с финской ухой в прогретом шатре в отличной компании. Чтоб я всегда так жил, подумала я (((-: Тепло, комфортно, и как-то не очень укладывалось в голове как такое возможно в холодной пустыне. Огонь газовой горелки внутри шатра – и безумное звездное небо над головой снаружи. Так много звезд, что небо выглядит затянутым огромной паутиной. Наверно так выглядит нейронная сеть мозга. Увидеть такое возможно только в диких местах, где нет никаких источников света – как нам повезло (-:


Ночь выдалась холодная. Температура была хоть незначительно минусовой, не ниже -10, но опыта ночевок в таких условиях у меня не было. Зато был арктический спальник «Век», матрас, пенка, каталитический обогреватель, а также список инструкций от старших товарищей, звучавший примерно так: «Главное не сцать ©. Снимаешь с себя все кроме термобелья, залезаешь, застегиваешься, накрываешься одеждой, отогреваешь каталитиком подмерзшие места, которые все время будут появляться, и если повезет засыпаешь, но скорее просто дремлешь'. Так примерно и вышло. Правда, каталитик сыграл больше психологическую роль – на все подмерзающие места одновременно положить не получится, но что-то теплое в руках здорово успокаивало (-: удалось крепко уснуть до самого утра. Утро принесло ряд интересных открытий ((-: Оказывается! Воздух в палатке не прогрелся, а значит — девайсы от холода сдохли, вода превратилась в лед, заледеневшие влажные салфетки я тоже видела впервые :-D Собирание палатки отмерзшими руками тоже особо не порадовало.


Но зато был офигительный рассвет в песках – небо, меняющееся на глазах, от фиолетового до оранжевого, мягкие тени, плавная геометрия песка, следы всяких зайцев. А потом — вкусный горячий завтрак! Что было очень кстати, потому что от собирания палатки-спальника-прочего шмурдяка я немного обледенела.


Экспедиция покатила вглубь пустыни. Незакрепленные пески быстро кончились, и мы вышли на острые неприятные барханы. Крутые склоны, противные кусты, и вот в самом центре этих песков — порядка 15 км в любом направлении до нормальных дорог — пикап Сергея Долина скатывается с очередного бархана и втыкается бампером в песок (-: Сергей выбирается и вдобавок к разбитому бамперу обнаруживает пробитый бак. Бензин льет ручьем, Сергей с операторами загорают под автомобилем с герметиком, у остальных обеденный перерыв.


Проблема решена, мы едем дальше. Геометрия барханов такова, что мы долго не можем вырваться на южную их часть. К вечеру выезжаем на степную дорогу, и через 60 километров в песчаной воронке в песках Туйесу ставим очередной лагерь.


И опять – холодная пустыня снаружи и вкуснейший гороховый суп с копченостями на ужин внутри шатра. На завтрак планируется овсянка с изюмом, а мне надо проработать план на ночь.

Я тщательно все обдумала и решила провести глобальную работу над ошибками предыдущей ночи. Ну, типа, разобраться с электроникой, с водой и прочим, чтобы оно не замерзло. Как-то более правильно утеплиться. Короче говоря, к новой холодной ночевке я была готова на все сто.
Я ушла спать в машину с вебастой :-D
Экспедиция в зимние пустыни перестала быть экстремальной совсем.


Утром, выехав с места ночевки, мы попали в настоящую пустыню — большие гладкие барханы с незакрепленными песками. Женя привез нас в большую клевую песочницу, где началось резвилище (-: Местами Уазки носились как веселые щенки. Катание по мягкому песку — большое удовольствие (-: правда, не всегда безопасное: на склонах машины сносит, с угрозой переворота. Эти пески проходить было кайфово — можно гнать через верхушки барханов, а можно и через котловины, и все это мягко, кайфово.


Потом был проезд по степи, по застывшему сору, до горы Бокты (высота 165 метров, западная часть чинка Устюрт). Полосатая бело-розово-серая гора посреди ровного плато — впечатлила! Подножие твердое, меловое, а вот вершина оказалась мягкой проваливающейся глиной. Замерзший сор сверху выглядел как большой каток. Все было здорово, но замечу — даже хорошее вино при подъеме вызывает одышку, пришлось сделать пару-тройку остановок по пути на вершину. Но, я смог (-:


Следующей точкой была легендарная Босжира, говорят, забитая летом туристами как уральские озера (-: но зимой мы встретили там только верблюдов.
На острых камнях плато УАЗ Алексея Тулупова пробил два колеса. Место для этого он выбрал отличное, красивое, мы хорошо провели время — вдали уже виднелись клыки Бозжиры (-:


Босжиру я видела впервые. Да еще зимнюю — такую её вообще мало кто видел (-; Она была — вся наша. Только она и мы, мы и она. Огромная, мистическая, магическая, впечатляющая, зовущая. Она позвала — я полезла. На эту гору с двумя останцами-клыками.


Подбадриваемая рассказами, что это капец какая простая гора для лазания. Как оказалось, простая она только летом. Зимой она припорошена снегом, скользкая, коварная, сыпучая, но догнала все это я только метров за 10 до вершины (-: Когда наверх уже не получалось. И вниз тоже. Выступы осыпались под руками, ноги скользили, базовый лагерь с этой высоты выглядел как 4 маленькие точки, уклон крутой и скользкий, я размышляла о том что до подножия доедут только мои уши. После минутной паники мееедленно и осторожно поползла вниз, уговаривая духов Босжиры отпустить меня домой.


Ночью Босжира смотрела на меня, я косилась на неё, и грозилась утром покорить её, но теплая вебаста усыпила меня намертво, и проснулась я уже только к завтраку, как обычно, отличному
Как оказалось, мои сапоги и я заночевали отдельно. Я — в машине, они — вне. Ночью несколько потеплело, прошел легкий дождь и хлопьями снег, сапоги превратились в пару грустных мокрых мышей.
Наш главный обозвал это происшествие утром емким словом 'опыт'. Мы подобрали несколько синонимов для 'опыта'. Вот, например, самый мягкий синоним — 'Катя имбецил'. Но мощная печка УАЗа высушила мою несчастную обувь за каких-то пару-тройку часов.


Кстати, вам приходилось лепить снеговиков на Босжире? Думаю, мы были первыми белыми людьми, сделавшими это :-D У нас получилось слепить трех великолепных белоснежных крепких снеговиков за каких-то 15 минут. И переехали их. Когда еще представится такая возможность? (-:
Босжира, глядя на это все, спустила с гулким грохотом лавину.
Только представьте – вы – единственные люди в этом месте в это время года. Вокруг вас степь и меловые великаны. Что-то начинает шелестеть, греметь, и сыпаться. Наш лагерь стоял в отдалении и от цирка, где произошел сход лавины, и от склонов клыков Босжиры, но внезапный шум в настолько диком месте поначалу заставил напрячься.


Тем временем погода испортилась окончательно. Разыгрался снежный циклон. Пространство заволокло метелью, видимость упала настолько, что стоя под Клыками, мы не могли их разглядеть. Стало понятно, что ехать на смотровые точки вокруг Бозжиры бессмысленно. По этой же причине отменился Тузбаир и сорвалось мое обучение уазодрифту :-D впрочем, экстрим на УАЗе я наверстала позже (-:
В снежном монохроме мы покатили до мечети Бекет Ата, священного места для казахстанцев. Немного неожиданно и очень приятно было обнаружить, что путников даже в это безлюдное холодное время года в этой мечети ожидает горячий чай с лепешками (-: В мечети нам пообещали занесенные дороги, и что мы будем вытаскивать друг друга ближайшие несколько десятков километров. В голове всплыли картинки из Индиги (((-: Но степная дороженька из-за снега стала только мягче и приятнее, поездка стала просто медитативной, в степи вечерело, мимо пронесся табун лошадей, встретились уже ставшие привычными верблюды, мы доехали до Бейнеу и заночевали в гостинице.


Утром двинули домой. Перед Атырау наш экипаж пробил колесо, снова потек бак, доезд до Атырау и ремонт (кстати, очень быстрый, качественный и недорогой — попробуйте починить крузака за 1000р?) съели часть времени, и мы приняли решение ехать в ночь. Уральск, Оренбург, Тюльган. Наш пикап отлично держал дорогу, мы весело гнали за машиной Шаталова Евгения, заболтались, я расслабилась (слабоумие и отвага мой девиз :D). Недалеко от Сибая, в проезжая чудесные холмы предгорий Урала, покрытые сливочными облаками, мы лихо слетели с заснеженной трассы в кювет (-: Мой первый опыт, закончившийся очень удачно. Повреждений — кроме уже в который раз разбитого бампера — не было. Только мой ноутбук экстренно вырубился, также я пролила кофе и уронила помаду. Шутка!


Эвакуация заняла полчаса, мы полетели дальше. Командир нашего экипажа не побоялся снова доверить мне руль. Я оправдала доверие, к вечеру мы были дома, непобежденные и неповрежденные.

УАЗ Патриоты показали себя отлично. 5000 км, никаких поломок, кроме вышеописанных, никаких сложностей с заводкой в -30С (спасибо Ravenol — первая морозная неделя января показала, что не всем так повезло), отличное поведение на дороге (единственное происшествие — проблема моего поведения :-D)
Спина, кстати, после недельной поездки не болит — не знаю кому там жестко на УАЗе (-: мне это было 'беспрецедентный уровень комфорта', а может просто молодость. Едет? Не ломается? Довезла? Что еще надо от машины?


В общем, экспедиция удалась. Еще отчеты — будут! И фото, и документальный честный фильм (триллер, драма :-D)

Партнер проекта Смазочные материалы RAVENOL















8 комментариев

Artem_Doner
прикольно.
фотографии красивые
atamanLeha
фотографии захватывают!
Mayor
После прочтения захотелось посмотреть фильм! Чтобы картинка ожила, так сказать)
PhylToukach
странная информация о «толпах туристов». летом на участке Тунесу-Бокты-Босжира тоже никого нет:), ну то есть только пара верблюдов на 50 км перегона по пескам попадалась.
EvgenyShatalov
Весной, в мае очень многолюдно.
PhylToukach
ага, с 1-го по 10-е мая. но можно успеть в конце апреля, пока джиперы не понаехали:)
DudkinStepan
Эталонный уровень отчета!

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: