• Место на карте
Осень в сопках начинается значительно раньше, чем в городе или на островах. Уже в конце сентября, в тени деревьев тут становится зябко, а по утрам палатка покрывается инеем.

Зато воздух прозрачнее — с большой горы видно все города в округе, а ночью на горизонте видно нити Русского моста. И вот мы снова втроём идём по ночному лесу, вздрагивая от ломающихся в глубине листвы веток. Только что прошла гроза и мы вынуждены были сидеть под крышей остановки до полуночи, ожидая, прекращения ливня. На небе полная луна, а туча ушла и на самом горизонте ещё пыхает гроза. Светло и пока можно идти без фонарика.




С деревьев на шею и макушку капают крупные дождинки, забегают под одежду и испаряются от разгоряченного ходьбой тела. Испаряется вода и с дороги — от безветрия туман не уносится прочь и стелится под ногами, напоминая об атмосфере фильма «Всадник без головы». Около четырёх часов мы пробираемся по лесу, пару раз теряем пса (которому после очередного забега за мышью в кусты пришлось чинить рюкзак с кормом). Вековые деревья уже не так весело смотрятся в лунном свете. Все краски выцвели и за лучом фонаря на тысячи метров одна сплошная чёрно-белая фотография. Речка вдоль тропы несёт в потоках серебро, фосфорицирующееся на перекатах, холодно блестящее в каплях водопадов. Последний водопад с небольшим озерком на тропе и дальше ступени из камня. Их выложили ушуисты в начале двухтысячных, дабы подыматься на склон каждое утро и проводить рассвет за молитвами в беседке из побелевшего дерева. Раньше тут было что-то вроде исправительного лагеря для запутавшихся в жизни людей. Сопки лечат. Четыре часа утра. Немного покушали и решили ночевать прямо в беседке. Становилось всё холоднее, хотя в распадке и не было ветра, но камни уже успели отдать накопленное днём тепло дождю. Пёс решил, что ночью на камнях опасно и улёгся на свой коврик в беседке, спрятав нос в пушистый хвост.





Рассвета не было. Солнце засветило наполную гораздо раньше, чем успело выйти из-за Фалазы. Опять влажно и ветрено — ещё позавчера мы купались и загорали, а сегодня надеваем на себя всё, что есть, что бы успеть сложить палатку и не простыть за это время.




В низине у ручья ветер застревает в верхушках деревьев и можно расслабиться и отдохнуть. Осматриваемся: починили баню, сломанную два года назад, нижняя площадка покрыта мусором — объедки от армейских пайков, наверху тот же мусор и нет площадки под палатку, мебель из беседки выставлена на улицу. Находим припасы — тушёнка, рис в пакетах для варки. Обед очень сытный: рис с мясом, хлеб с плавленным сыром, галеты с сервелатом, чай из еловых веток. Паша открывает собачим ошейником пиво, привезённое Катей из Челябинска. Вкусное. Даже не жалко, что тащили с собой на верхотуру стеклянную тару. Попутно с готовкой, мы слегка прибрались на площадке и осмотрелись — выше по течению реки кто-то стоял ещё утром. Костёр ещё дымит, тент натянут, а рядом шалаш из ельника. Интересно, слышали ли они, как мы выли вместе с собакой этой ночью? Может быть, скоро появятся легенды о том, что на Фалазе водятся волки.





Выдвинулись поздно. Пёс отказался подыматься по курумнику с двумя полуторалитровыми бутылками воды в рюкзаке. Искали для него тропу через лес. Через час бесплодных поисков, решили прямо топать через бурелом. Выходить на камни всё же пришлось. Чуть позднее, конечно. Акела, увидев целую гору булыжников без ступеней, быстро дал нам понять, что с рюкзаком он наверх по курумнику не пойдёт. Пришлось нести на себе всю воду. Вот же бесполезная собака. Первый час он опасливо поглядывал в глубокие провалы между камнями и жалобно стонал перед каждым большим валуном, так, что приходилось его подсаживать. Пару раз он чуть не сорвался, но повис на шлейке, которую держал вышестоящий Паша. Доверившись страховке, мохножоп уже без страха карабкался по самым тяжёлым путям.

Два с половиной часа подъёма.


Ни сказать, что это медленно, но рыжеющее солнце упрямо подгоняет. Внизу уже темнота, а мы сидим на можжевельнике, курим. Собак думает, что каждый куст — островок отдыха и бахается с ходу на стланник. Иногда подбадриваем его и не даём разлечься во время ходьбы. Я бы тоже повалялась, но нужно подняться скорее, пока солнце не ушло за дальние сопки.




Девять часов вечера: мы на вершине. Паша не может найти крест — вместо него висит флаг с триколором. Солнце уже зашло и сумерки поддерживаются всплывающей луной. Вдали портами светит Находка и мостом Владивосток. Не так уж мы и далеко от дома, по меркам сопок. Была бы я великаном, то говорила бы, что живу на следующей улице. Площадку под ночевку нашли быстро — прямо на тропинке. Живописное место спрятанное от ветров за камнями и не закрытое от неба ветками деревьев. Температура упала до 2-3 градусов. На вершине берёт сотовая связь. Покушали хлебцов с сервелатом и шоколада со сгущёнкой. Спать ложиться было рано, но от мысли о том, что к утру температура упадёт сильнее всего за сутки (а у нас спальник до +15), хотелось поскорей укрыться и уснуть, что бы выспаться до холодов.

Полночь. Луна светит как прожектор, море отражает и рассеивает. Спать легли втроём — мы с Пашей в спальнике, пёс рядом свернулся в клубочек. Я проснулась от того, что спрятанный под полог палатки пакетик начал упрямо шуршать. Мои ёрзанье прекращали шуршание всего на пару минут. Пришлось вытащить пакет из-под палатки и оставить в тамбуре. Разбудила Пашу, что бы он поглядел на мелкую настырно пищуху. Она была размером с большой палец, но так яростно запрыгивала на мешок, что казалось, будто в кровях у неё были тигры. Пара минут и мешок уже уходит от палатки в мышиное логово.



Утро. Холодно. Ночью спасали только объятия. А сейчас лежу одна, потому что пора фоткать рассвет. Позже фотик сядет. На завтрак овсяная каша со вкусом черники и какао со сгущёнкой. Очень вкусно по-домашнему, хотя тут до сих пор ветер и облака проносятся то охлаждая, то открывая путь лучам солнца.

Выдвинулись к обеду. Электричка придёт в семь, а путь короткий. Потому шли торопясь только на пустыре. В лесу ветра нет и вообще создаётся впечатление, что эта сторона намного уютнее — вот тропа широкая, а вот бурундуки скачут, птичка поёт. Спуск довольно резкий и “треккингова палка” оказалась снова как нельзя кстати. Мы взяли себе пару отрубленных тонких стволов, лежавших рядом с дымящимся костром ещё вчера. Без палки и не подымешься и не спустишься как человек — придётся хвататься за всё руками и гнуть спину.



Прошли Грибановку. По дороге к селу играем в еду: «Я бы сейчас съел унаги-маки. Тебе на И.» «Икру и бутерброд с маслом! Тебе на мэ». Пёс покрылся слоем липких семян и выглядит не лучше подзаборной дворняги. Его выдаёт только рюкзак с водой. Остановились в русле высохшей речки и покушали сублимированной картошки с салом, да чай с веточкой, которую спрятала в карман на горе. Дальше наш путь не представлял ничего интересного. На этом и закончу. А в походе круто :3



Текст: Анастасия Нерода
Фото: Павел Боярчук

4 комментария

vesna
Красивая история! :)
Mayor
Моя любимая порода собакенов, какие же они чудесные!
ProhorNiva
природа супер!
RuslanP
А что за марка напитка, что у вас в руках?

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: