• Место на карте
На 222км Тенькинской трассы на Колыме есть яркий знак, предупреждающий об опасности. Да, тут есть радиация. 70 лет назад муравейником трудились тысячи заключенных. Об этом расскажу подробно. В тех местах берут свое начало ручьи «Черт», «Шайтан», «Коцуган» (черт -якут. ). Неспроста давалось такое название этим местам.


Ранним утром, собравшись на повороте, мы отправились в кузове грузовика-вездехода по заброшенной дороге к фабрике рудника Бутугычаг, в надежде проехать максимально дальше на автомобиле к наброшенным шахтам.


Проехали здание электростанции, которое в паре километров от трассы.
Проехали здание электростанции, которое в паре километров от трассы.

Ручей,  проходящий по дороге, постепенно превращается в глубокую реку.
Ручей, проходящий по дороге, постепенно превращается в глубокую реку.


Через несколько километров появились хвостохранилища перемытой породы.
Через несколько километров появились хвостохранилища перемытой породы.

Здание фабрики, как и все сохранившиеся постройки лагерей, выполнено из природного камня.

На сколько все серьезно можно видеть на этой карте-схеме, созданной Областной санэпидемстанцией.
На сколько все серьезно можно видеть на этой карте-схеме, созданной Областной санэпидемстанцией.



Огромную территорию ограждал забор из колючей проволоки.

Все склоны близлежащих сопок изрыты разведочными траншеями.

Там, где проходила дорога на Верхний Бутугычаг теперь течет ручей, в дождливые месяцы превращаясь в полноводную реку.

Объезды и поиски заросшей дороги продолжались до темноты.

Наступил тот момент, когда грузовик встал. Путь преградил глубокий обрыв, который невозможно было преодолеть. Последнее половодье размыло окончательно дорогу.


В итоге проехать получилось до ОЛП «Центральный», который в нескольких километрах от обогатительной фабрики. На следующий день после завтрака туда и отправились.



С момента своей организации в 1937 году рудник «Бутугычаг» входил в состав ЮГПУ – Южного горнопромышленного управления и сначала являлся оловодобывающим рудником.
В феврале 1948 года на руднике «Бутугычаг» организовали лаготделение № 4 особого лагеря № 5 – Берлага «Берегового лагеря». Тогда же здесь начали добывать урановую руду. В связи с этим на базе уранового месторождения был организован комбинат № 1.
На «Бутугычаге» стал строиться гидрометаллургический завод мощностью 100 тонн урановой руды в сутки. На 1 января 1952 года численность работающих в Первом Управлении Дальстроя выросла до 14790 человек. Это было максимальное количество занятых на строительстве и горнопроходческих работах в данном управлении. Потом начался спад в добыче урановой руды и к началу 1953 года в нем насчитывалось только 6130 человек. В 1954 году обеспеченность рабочими кадрами основных предприятий Первого Управления Дальстроя еще более упала и составила на «Бутугычаге» всего 840 человек. ( Козлов А. Г. Дальстрой и Севвостлаг НКВД СССР… — Ч. 1… — С. 206.)

  • Урансодержащую руду Бутугычага доставляли в Магадан в мешках под усиленной охраной. В порту руду грузили на подводную лодку, которая через Татарский пролив шла во Владивосток, где стратегическое сырье перегружали в самолет и доставляли в Москву. Обрабатывалось сырье на спецзаводе в Подмосковье[Л 42].

91-ГАРФ. Ф. 9414. Оп. 1. Д. 650. Л. 172, 175

Горные выработки рудника- плод каторжной работы тысяч заключенных. Видны фрагменты ОЛП " Сопка". Скоро там окажемся.


«ОЛП № I» означало: «Отдельный лагерный пункт № I». ОЛП № 1 Центральный был не просто большим лагерем. Это был лагерь огромный, с населением из заключенных в 25-30 тысяч человек, самый крупный на Бутугычаге»
-Жигулин А.В. «Черные камни»


Сомнений уже не было — этап собрали на Колыму.   
Даже в лагерях Колыма была символом чего-то особенно грозного и гибельного. На побывавших там смотрели как на чудом вырвавшихся из самой преисподней. Таких было так мало, что их прозывали по кличке — Колыма, даже без прибавления имени. И все знали, кто это.
Горчаков Г. Н. Л- I -105: Воспоминания


«В изобретательности ГУЛага мы еще раз убедились, когда с пересылки нас повезли на машинах. Обыкновенные открытые трехтонки с высокими бортами послушно выстроились вдоль трассы. Впереди у кабины отгорожена скамеечка для конвоя. А как же нас повезут — навалом? Приказали залезть в машины и выстроиться пятерками лицом к кабине. В каждой машине по десять пятерок. Набито плотно. Отсчитали первые три пятерки и скомандовали:
— Кругом!
Так стоя и поедем?.. Еще команда:
— Садиться!
С первого захода не получилось.
— Встать! Разом, разом надо садиться! Ну, сели!
Уселись, можно сказать, друг у друга на коленях, а те, что непосредственно лицом к лицу, образовали коленями между ног надежный замок, как у сруба. Мы все превратились в живые бревна. Кто и захотел бы подняться — не вскочишь, ноги даже не вытянешь. Вскоре почувствовали, как ноги стали затекать...»
Горчаков Г. Н. Л- I -105: Воспоминания



«Бутугычаг. Центральный лагпункт. Вот куда мы попали.
Не сразу прониклись мы угрюмостью тех мест — небольших долин, окруженных сопками, сопками, сопками без конца…
Помогая друг другу вылезти из машин, постепенно ощущая, что ноги наши все-таки живые, — мы и такой воле рады были.
Тому современному читателю, которому хочется, сидя в мягком кресле, читать про то, как урки пиками выкалывали нам глаза, гвозди вбивали в ухо или как конвоиры устраивали на нас охоту, я бы посоветовал — подняться, вытянуть руки вверх и продержать их так минут хотя бы десять, не опуская. Вот после этого я могу продолжать для него свой рассказ.
Рудник, на который мы попали, принадлежал Тенькинскому горнопромышленному управлению. Вся Колыма делилась на пять районных ГПУ. Тенька находилась в стороне от главной трассы. Доезжаем до поселка Палатка на семьдесят первом километре трассы и сворачиваем влево. На сто восемьдесят первом километре от Магадана районный центр — поселок Усть-Омчуг, и от него еще северней километров пятьдесят — вот тут и будет Бутугычагское отделение Берлага.»
Горчаков Г. Н. Л- I -105: Воспоминания



«Колонну прибывших выстроили в зоне и с приветственной речью обратился нарядчик Бобровицкий, из каторжан. Это был блондин, с тонкими, злыми чертами лица, одетый в необычную лагерную телогрейку: повсюду пущены строчки, пришиты воротник и накладные карманы, все края окантованы кожей — это придавало телогрейке щегольской вид. Меня потом удивляло, что такие телогрейки носила вся Москва… На спине телогрейки пришит номер. Все зеки здесь носили номера.
Местные названия «Бутугычаг», «Коцуган», в переводе звучащие примерно как «Чертова долина», «Долина смерти»; прямые названия участков: Бес, Шайтан — сами по себе говорят, что это за места...»
Горчаков Г. Н. Л- I -105: Воспоминания



«БУР… Барак усиленного режима. Большая сложенная из дикого камня тюрьма в лагере.
Я описываю тюрьму (ее еще называли «хитрый домик») на главном лагпункте Бутугычага — Центральном. В БУРе было множество камер — и больших, и малых (одиночек) — и с цементными, и с деревянными полами. В коридоре — решетчатые перегородки, и двери камер были либо решетчатыми, либо глухими стальными.
БУР стоял в самом углу большой зоны, под вышкой с прожекторами и пулеметом. Население БУРа было разнообразным. В основном — отказчики от работы, а также нарушители лагерного режима. Нарушения тоже были разные — от хранения самодельных игральных карт до убийства.»

Жигулин А.В. «Урановая удочка»

Известно, что одну из решеток изъяли в местный краеведческий музей.


«Когда мороз не превышал 40 градусов, нас направляли в бригаду № 401. Такой номер имела бригада БУРа. Это были люди, отказывающиеся от работы в шахте. Не хотите работать под землей в тепле — пожалуйста, работайте на свежем воздухе. Нас — человек 15-20 выводили из зоны на место работы в конце развода. Место работы было видно издалека — склон противоположной поселку сопки. Все Бутугычагекие сопки, кроме некоторых скал, были по существу огромными горами, словно наваленными из гранитных разной формы и величины камней. Было два поста солдат: один внизу по склону, другой — вверху, метрах в ста. Сущность работы заключалась в следующем: в переноске крупных камней. Снизу вверх. Работа была очень тяжелая — с большими камнями в руках, в потертых ватных рукавицах по обледенелым таким же камням надо было идти вверх. Мерзли руки и ноги, щеки жег морозный ветер. За день бригада № 401 перетаскивала вверх
большую груду, пирамиду камней. Солдаты на обоих постах, естественно, грелись у смолистых костров. На следующий день работа шла в обратном порядке. Верхнюю кучу-пирамиду переносили вниз. А это нисколько не легче. Так в двадцатом веке оживала, реально воплощалась легенда о сизифовом труде.
Месяца за два такой работы мы жестоко обмораживались, слабели и… просились в шахту.»
Жигулин А.В. «Урановая удочка»


По всей видимости, самое теплое место БУРа, с двойной крышей и большой печью. Нары в караульном помещении отдыхающей смены.

Тут же брусья. Их можно встретить возле казармы охраны в любом лагере Колымы.






В одной из камер на стене нацарапана эта табличка, возможно кому-то служила календарем.


Эта гора обуви служит визитной карточкой Бутугычага. Возможно она появилась из разрушенного здания склада. Подобные кучи есть на месте других лагерей.



ОЛП Центральный сегодня...

фото 1950г.


Евгений РадченокТекст и фотографии:
Евгений Радченко

3 комментария

knjaz
Прекрасные фото, передают атмосферу на 100%
makenskiy
По таким местам только на Урале и гонять, жесть!

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: