«Дейв, это Дейв. Не паникуй. Не шевелись», – велит голос. «Это не сон».

В предрассветной темноте я не очень уверен в этом. Моя голова закопана в спальник, и я едва ли могу отличить реальность от сна. «Кажется, твой друг вернулся», – шепчет голос. «Я только что проснулся от чувства, будто кто-то на меня пристально смотрит, и там был огромный лось, о котором ты говорил. Он пасется прямо над тобой – тссс! Он совсем рядом!» Теперь я уверен в том, что не сплю. Нет, это не голоса, звучащие в моей голове. Да, это все происходит в реальности. Наш хлопотливый фотограф Дэвид ползает вокруг меня, пытаясь остаться незамеченным. В темноте я слышу, как рядом с нами под весом лося трещат ветки. Такое пробуждение на грани реальности – хорошее напоминание о том, как много странных сюрпризов для нас приготовил национальный парк Банф.



Нас посещали сомнения, когда наша команда из 6 человек за 3 дня собралась в Каогари из отдаленных уголков Вашингтона, Калифорнии, Юты и долины Оттавы. Как только мы свернули с Трансканадского шоссе на Айсфилд Парквей, густой дым, растянувшийся от лесных пожаров на сотни миль на юго-запад от парка, затуманил вид на Скалистые горы. Мы хотели устроить как можно более длинный сплав через парк, но наша мечта с каждым поворотом становилась все более сомнительной. Оказалось, что в конце августа воды, вероятно, будет недостаточно, чтобы переплыть участки подъема реки Боу на каноэ. Озера, с которого мы планировали стартовать, не было даже на картах парка. Мы понятия не имели о том, смогут ли открытые каноэ, загруженные экипировкой на 5 дней, справиться с горной рекой II-III класса, и готовы ли мы сами к такой задаче. Остальные ворчали по поводу явно недостаточно сильного течения в конце нашего маршрута в 70 с лишним миль. С момента, когда три наши нагруженные лодки спустились вниз по ручейку в Москито-Крик, мы пытались не думать о нашем плане Б: если бы течение реки не понесло нас, пришлось бы тащить лодки по земле обратно в Парквэй.



Впрочем, стоило нам только познакомиться с Боу, как дым начал рассеиваться, а талой воды оказалось достаточно для того, чтобы толкнуть нас вниз по течению. Но тут начались бесконечные испытания. Мы классифицировали пороги по потенциальным царапинам, которые камни могут оставить на лодках. Сквозь холодную кристально чистую воду были прекрасно видны красные и зеленые следы, оставленные острых камнях другими каноэ.



Когда по ходу нашего движения река начинала успокаиваться, Алан перевел дыхание. Необходимость действовать вдруг сменилась полным покоем – мы дрейфовали в бирюзовых водах озера Гектор. Мы были совершенно одни, гребли на трех лодках в тишине. Если бы трасса, находящаяся в 2 километрах на восток через густой сосновый лес, была поближе, это потрясающее место, несомненно, было бы застроено охотничьими домиками.



Джефф обнаружил неожиданный сюрприз на берегу – четвертое каноэ, заметно пострадавшее от погоды, но еще пригодное. «В какой стране, кроме Канады, можно найти каноэ, шатаясь по лесу?». С приходом сумерек поверхность озера словно превратилась в зеркало, и мы вернулись в лодки, чтобы посмотреть на солнце, опускающееся в пелене тумана за вершины гор вокруг нас. Невероятно.



Когда мы проснулись, нам наконец открылся вид на ледники. Дым рассеивался, над нами было чистое голубое небо, и мы гребли по пустой лазурной поверхности, набирая по пути воду из озера и заваривая с ней утренний кофе прямо в каноэ. Мы неторопливо плыли по озеру, наслаждаясь каждым мгновением и рассказывая друг другу истории из жизни. В конце концов, мы собрались и оставили эту прекрасную тайну парка Банф позади.



Объем Боу на выходе увеличился втрое, и тут же появились скалистые, непрерывные пороги. Лучи света прорезались через ряд сосен и отражались в реке. По мере увеличения уклона мы поворачивали к величественной долине парка.



Следующий большой сюрприз случился на третий день, когда мы готовились отправляться от озера Луиз. Джим Букингем («зовите меня Баки») встретил нас на берегу с картой 1929 года, на которой был расписан весь маршрут по Боу через парк. «Надеюсь, вы, ребята, умеете грести. Потому что если нет, то быть вам пловцами». Баки сплавлялся здесь последние 40 лет, и был готов разделить с нами свою реку. Этот мускулистый 74-летний мужчина наскоро выдал нам всю важную информацию, проиллюстрировав ее картой.




За 40 лет Баки вытащил из Боу сотни пустых брошенных каноэ – 4 только за последний месяц. И потому он, конечно, понимает, что не стоит бояться лишний раз предостеречь неместных.



«Люди теряют здесь каноэ, ну или каноэ теряют людей», – сказал Баки. Он объяснил нам, что те, кто привык к теплым летним водам, просто не приспособлены к гребле в местных условиях. «Здесь река беспрестанно движется – ты должен думать наперед».



Пока мы готовили ужин, Баки потягивал шоколадное молоко и рассказывал о себе. Будучи каноистом уже 67 лет, он с радостью вышел на пенсию после 30 лет в менеджменте лыжного спорта. «Я сплавляюсь только по выходным. Ну, и на неделе». «Мне не важно, какой у тебя цвет кожи, не важно, на каком языке ты говоришь, не важно, где ты родился и что написано в твоем паспорте. Если ты гребешь на каноэ, ты можешь быть канадцем».
Американцы проводят слишком много времени, глядя на то, как другие что-то делают – фильмы, компьютер, спортивные матчи. Жить – значит делать вещи, а не смотреть на то, как их делают другие. Так что продолжайте грести, продолжайте подниматься в горы, кататься на лыжах или делать что угодно, что вы делаете». «Чтобы продолжать идти вперед, нужно идти вперед. Если ты двигаешься, ты сможешь двигаться дальше. Если ты сдаешься и уходишь, тебе будет очень сложно вернуться в строй. Так что продолжайте сплавляться



После пробуждения в компании лося было нетрудно начать двигаться вперед. Баки присоединился к нам на воде с его местным постоянным партнером-инструктором Джимом Олвером. Джим и Джим беседуют с нами, а мы все продолжаем путь вниз по Боу. Трансканадское шоссе, идущее параллельно реке, появляется и скрывается из вида.



«Продолжайте двигаться. Продолжайте грести». Я повторяю мантру Баки, в то время как Боу замедляется ближе к курортному городу. Спустя несколько минут после того, как мы причаливаем к пристани клуба каноистов, начинается ливень. Проходим несколько кварталов до отеля «Птармиган Инн». В течение часа дождь прекращается, и небо снова становится чистым. Пока мы бродим среди туристов, тяга к безмолвному простору реки становится сильнее, чем когда-либо.



Джим О. и его пагль Лейси уже готовы. Баки возвращается с тремя новыми каноэ, полными друзей, чтобы провести отличный день, сплавляясь неподалеку от Банфа. «Мне никогда не надоедают местные пейзажи, потому что горы из-за освещения постоянно меняются», – говорит Баки. «И от сезона к сезону меняются, это как калейдоскоп».



Я могу моментально восстановить в памяти то, что чувствовал в первые дни на Боу. Осознание, что это именно то, что я предпочел бы сейчас делать. Это чувство, которое я смогу оживить снова спустя время. Это жизнь. Это абсолютная реальность. Просто продолжай грести.



Материал подготовлен по мотивам сайта www.canoekayak.com
Фото: David Jackson & Aaron Black-Schmidt

2 комментария

micromaster
Фотографии погружают, спасибо!

Оставить комментарий

Комментировать при помощи: